Tochka Zрения
Сетевое издание Tochka Zрения

Жуткий сон — оставить Херсон, но это всего лишь сон, и он пройдёт

фото: архив
156 025

Сегодня весь мир, вся наша страна и общество обсуждают главную тему — оставление ВС РФ Херсона и правого берега Днепра в Херсонской области. Это тяжёлый момент для всех нас, для многих оставление Херсона — сбывшийся наяву действительно самый страшный сон. Но, что делать, ситуация показывает, что это решение хоть и страшно тяжело, имеющее минусы и последствия, но необходимое в данный момент для нас. Этот страшный сон пройдёт, развеется, как и любой плохой сон, со временем. Решение оставить Херсон, при всех минусах, имеет также и положительные моменты. Нужно просто принять ту реальность, которая у нас есть и двигаться дальше, какой у нас ещё выбор

Специальный аналитический материал издания Tochka Zрения

Решение оставить Херсон — ужасное с чисто человеческой, ментальной стороны дела. Это решение плохое и с практической точки зрения, но оправдано оно — военной стороной дела и оперативной обстановкой на данном театре военных действий. За это решение придётся заплатить в будущем, а само оставление Херсона — плата за прошлые ошибки в начале СВО. Командованию, судя по всему, пришлось выбирать из двух зол, оставить Херсон или остаться, выбрали просто зло меньшее. 

Главным вопросом в оставлении Херсона, по мнению автора этих строк, является вопрос с дамбой Каховской ГЭС в Новой Каховке. ВСУ постоянно её обстреливают, создавая угрозу затопления Херсона, половины области, а также нашей группировки войск в том районе. При отступлении на левый берег и занятии ВСУ Херсона, дамба будет обстреливаться ВСУ лучше, точнее, больше и ближе. Если она обстреливалась до этого только из Днепропетровской области, то теперь будет ими обстреливаться с двух сторон, ещё и из Херсона. И очень наивно думать, что ВСУ не будут этого делать, так как сами будут находиться в Херсоне и в зоне затопления от прорыва дамбы. Они может быть поначалу и не будут этого делать, но вот при нашем дальнейшем наступлении на Херсон, а мы его будем возвращать (и пусть только кто-то осмелится сказать что нет) они эту дамбу обстреляют так, что точно прорвут. Сами потом отступят, а наше наступление будет сильно затруднено, а в прорыве дамбы, естественно, нас и обвинят. Однако этот манёвр, при всех вот таких издержках, всё-таки сбережёт жизни наших солдат, которые сейчас отводятся на левый берег Днепра как раз из этого района. Даже если ВСУ и прорвут дамбу Каховской ГЭС в дальнейшем, при нашем дальнейшем наступлении, у нас не будет потерь среди военных. 

Вторым важным моментом является то, что мы сберегаем жизни наших солдат при отступлении. Сберегаем не только от возможного прорыва дамбы, но и от постоянных атак ВСУ на этом направлении, от постоянных обстрелов. Находясь на другом берегу Днепра мы сможем обстреливать ВСУ на подступах, будут только артдуэли, артиллерийские обстрелы, живую силу сбережём. Однако вопрос о том, какие потери затем будут при нашем же будущем наступлении на Херсон (и пусть кто-то осмелится сказать, что мы не будем возвращать Херсон), при форсировании Днепра, остаётся открытым. Тут всё будет зависеть от военного гения командования. Если при будущем отбитии Херсона потерь будет меньше, тогда это важный аргумент. Но ситуация такова, что форсирование Днепра — тяжелейшая военная операция, потери в которой неизбежны и могут оказаться высокими, очень высокими. В годы ВОВ при форсировании Днепра погибли сотни тысяч Красноармейцев. Возможно, что у нас есть какой-то другой план. Тогда да, если он есть, то в таком случае, и только в этом случае, момент с отступлением из Херсона важен. Если же нет, то придётся заплатить жизнями большего количества солдат в будущем за это решение. 

Положительным моментом является тот факт, что отступление из Херсона хорошо подготовлено. ВСУ так просто не займут правобережную часть области и Херсон, их потери будут значительными. Уже известно, что во многих районах, которые мы оставляем, взорваны все мосты, что осложняет быстрое продвижение ВСУ. При этом наносятся удары, и ВСУ несут потери. Также известно о массовом минировании оставленных районов, ВСУ при продвижении подрываются на минах и вынуждены останавливаться для разминирования, при этом по ним наносятся удары.

Стоит отметить, что оставление Херсона и правобережной части области будет иметь положительный эффект только в одном единственном случае — если у нас на ближайшее будущее, да и вообще на будущее, есть чёткий, серьёзный, и очень хороший, продуманный военный план. План по полной смене всей стратегии и механики Спецоперации, план крупной наступательной операции в будущем. Если таких планов нет, то оставление Херсона и части области — ошибка, которую, как писал автор этих строк в этом материале, будет судить сама история. В ином случае, оставление Херсона — начало конца, конца света, как написал вчера Александр Дугин.

Александр Дугин написал вчера в своём телеграм-канале: «Для тех, кто боится переговоров и сдачи (например, Херсона). Вы боитесь справедливо, и сам этот страх делает вам честь. Значит, вы не безразличны к судьбе России, человечества и мира, и понимаете, что сдавать Херсон — как и любую территорию России — врагу нельзя ни при каких обстоятельствах. Это было бы катастрофой и приближало бы конец России, возможно, и конец света. Допускаю, что вы не доверяете до конца властям, считая, что предательство возможно. И это вполне резонно. К властям есть вопросы, и они имеют, в том числе чисто физиогномический аспект. Есть люди, которым не веришь. Не веришь и всё. И правильно делаешь, что не веришь. Но! Предательство сегодня невозможно без полного обрушения России — всего режима и государства. После начала СВО нет таких условий, на которых Москва могла бы согласиться с аномалистским радикальным Вашингтоном при администрации Байдена и доминирующей там установке. Нет и всё. Все, что они предложат, будет означать самоубийство для нас, для Путина лично, для системы, власти, страны, народа. Всё, что мы предложим, будет означать унижение для них. При нынешнем раскладе сил это неприемлемо ни для нас, ни для них. Мы не слишком выигрываем (мягко говоря), но и их требования будут означать радикальный провал Москвы. А на это никто ни в здравом уме не пойдет. Даже части ума хватит, чтобы понять, что делать это ни в коем случае нельзя. Ведь теперь после СВО с Кремля спросят по-настоящему все и изнутри — ополченцы, добровольцы, мобилизованные, бойцы Вагнера, кадыровцы, их все их семьи, все патриоты. Спросит народ. И извне спросят (это как раз яснее ясного). Вывод: предательство (то есть переговоры) в такой ситуации невозможны. Невозможны вообще. Никакие и никак. Кроме чисто технических», — написал Дугин.

Дугин полностью прав. Если при сдаче Херсона у нас вообще нет никакого серьёзного и далеко идущего плана на полную и безоговорочную нашу победу над нацистским и террористическим киевским режимом, то отступление из Херсона — начало конца. Так как пока не вычищены все те предатели и саботажники, которые на начальном этапе СВО привели к этой ситуации, что мы сейчас вынуждены оставлять Херсон. А пока они не будут вычищены, мы не сможем победить. А значит, будем отступать, а войну не выигрывают постоянно отступая. На каком то этапе придётся наступать, иначе это приведёт к тому, что отступать будет уже некуда, позади будет Москва, и тогда всё равно придётся наступать, но уже с большими потерями, как когда-то это было в годы ВОВ. Мы не можем бесконечно отступать, начиная от Киева, и уже вот в Херсоне. Дальше как? От Крыма отступать? А переговоры в этом разрезе — и вовсе неминуемый конец России по-быстрому, сразу. Как справедливо пишет Дугин, чтобы это всё понять, не нужно даже быть шибко умным, даже маленькой части мозга хватит. 

Таким образом, последствия оставления Херсона проявятся в будущем. Именно потому отступление из Херсона — решение с далеко идущими последствиями. Это решение пойдёт плюсом только тогда, когда реализуется тот будущий план, если он есть. Безусловно, что война — это как наступления, так и отступления. Не бывает так в войне, чтобы всё время наступать. Однако начав отступать ещё от Киева, в рамках никому не нужного жеста добровой воли, мы отступаем уже под Херсоном. Бесконечно отступать — это путь к поражению. Пусть это и будет цинично, но не аргумент при отступлении говорить о сбережении жизней солдат каждый раз. Если вооружиться этим аргументом и постоянно отступать, то надо подписывать капитуляцию, по логике, ну, чтобы сберечь жизни, иначе зачем воевать, ведь это потери. Но нам нужна победа, и она будет. Россия не может в этой войне проиграть, и не проиграет. Конечно, хотелось бы победить с наименьшими потерями, но нельзя быть чуть-чуть беременной, либо воевать, либо не воевать. Наши враги это уже усвоили, и именно потому, что усвоили, мы отступаем, а они наступают. Так как ВСУ и Украина объявила войну до самого конца, либо до их победы, либо до последнего украинца. А мы в это время чуть-чуть беременны, и никак не решим, рожать или не рожать. 

Есть понимание того, что всё это, описанное выше, понимают многие люди в нашей стране. Есть уверенность в том, что это понимает Путин, а также те, кто выполняют его распоряжения. Есть надежда и вера на то, что у нас есть план на будущее, и нам надо оставить Херсон сейчас, чтобы победить в будущем. Однако все уже давно ждут, что люди, которые к этому всему привели изначально, при начале СВО, будут обнародованы, названы и отправлены в отставку или на пенсию, а только затем наш план по новой операции будет реализовываться. Ждём этого, это военная необходимость. 

Telegram

текст: Александр Точка Издание Tochka Zрения Рекламодателям — реклама в TZ


Get real time updates directly on you device, subscribe now.

Наш сайт использует файлы cookies. Если вы с этим не согласны - покиньте сайт Ок Подробнее

Top.Mail.Ru