Tochka Zрения
Сетевое издание Tochka Zрения

Нам требуется признать и исправить ошибки в Минобороны, наказать виновных, но не заниматься пораженчеством и шельмованием

фото: архив
183 629

Все события последнего месяца можно охарактеризовать одной ёмкой фразой — «все болезни вернулись». Тут тебе и отступление, которое часто сравнивают с 1941 годом, и общий бардак, саботаж и вредительство, очертания даже не коррупции, а откровенного воровства, устаревшая тактика ведения войны, по примеру конных дивизий из первой мировой, бросавшихся на танки Гитлера, призывы вернуть военно-полевые трибуналы, 58 статью, обращение к фигуре Сталина, требования всех расстрелять и наказать. Но кроме всех этих «плодов» войны мы имеем и откровенное пораженчество, шельмование — термины тоже из нашей истории, которая сегодня повторяется похоже не только с Украиной, Европой, но и снами — Россией, со всеми нашими историческими ошибками и фантомными болями

Мнение, авторский материал

К большому сожалению нужно констатировать, что Спецоперация вскрыла системные проблемы в Министерстве обороны РФ, которые, в общем-то, всегда там были, но мы все в последние годы думали, что эти проблемы давно решены. По крайней мере, нам всем так показывали на картинках, слайдах и выставках, вроде форума Армия. А когда суть до дела дошла, оказалось, что никто не способен оперативно решить даже самое элементарное, например мобилизовать 300 тыс. человек в масштабе огромной России, где до мобилизации было 85 регионов, и с каждого такого региона нужно было призвать всего-то по 3-4 тыс. человек. Вдумайтесь только, 3-4 тыс. человек с региона, в масштабах каждого региона — это от 10 до 100-300 человек с города, в зависимости от его размеров. Мизер, просто мизер, и задача, которую такое огромное ведомство как Минобороны, такая огромная махина, могла бы решить с лёгкостью, одним мизинцем левой ноги, ели бы работало в этом ведомстве всё правильно. Сейчас проблемы с частичной мобилизацией вроде бы решили, но решать почему-то пришлось всему обществу, депутатам, журналистам, президенту наконец. И это далеко не всё из того, что «всплыло».

Надо сразу оговориться, что речь не идёт о действующей армии — наших героях. У нас сейчас, как при любой войне, армия разделилась надвое — действующая армия, т.е. войска работающие на передовой, и аппарат, т.е. тыл. И, как всегда, на передовой нет проблем с героизмом, с волей и стремлением к победе, место подвигу находится там каждодневно. Проблемы же обнаружились именно с чиновничьим аппаратом, в высоких кабинетах МО и Генштаба.

Как говорил и говорит Владимир Путин, и каждый умный человек с этим будет согласен — сила в правде. Потому правду сейчас говорить критически важно, более того в обществе сейчас появился большой запрос на эту правду. И эта правда, если коротко, заключается сегодня в том, что ряд крупных и очень серьёзных ошибок в Минобороны действительно есть. Однако правда также заключается и в том, что в этом нет ничего экстраординарного, и из-за этого не следует заниматься пораженчеством, всёпропажничеством, а также шельмованием и требованием всех расстрелять. Тем более не стоит и панике поддаваться. Мы — великая страна, и у нас — великая, сильная, хорошо вооружённая, образованная, огромная и отличная армия, которая действительно способна и бить врага, и победить любого сильного противника! Наше Минобороны — ведомство, у которого есть для победы и для успешного ведения спецоперации, войны, войны даже на двух-трёх направлениях, все необходимые ресурсы, навыки, компетенции, техника, оружие, обмундирование.

Ошибки, которые вскрылись в Минобороны с ходом спецоперации, присущи армии воюющей страны. И это прекрасно, что они вскрылись именно сейчас. У нас у всех есть возможность и их решить. А воюем мы всего лишь с Украиной, вернее с НАТО и США на Украине. Это знаете, как прививка от гриппа. Нужно немножко переболеть в лёгкой форме, чтобы потом не болеть серьёзно. Так и здесь, в ходе спецоперации вскрылись достаточно серьёзные, совершенно непростые ошибки. Но хорошо, что они всплыли в ходе спецоперации, а не например в ходе полномасштабной войны с НАТО или США.

Давайте представим себе настоящий ужас. Если бы 24 февраля не Россия начала спецоперацию на Украине, а на нас напал весь блок НАТО во главе США? И вот тут бы и вскрылись те проблемы, что мы видим сейчас. Неспособность в короткие сроки и грамотно провести даже частичную мобилизацию в самых минимальных масштабах, недостатки снабжения, а иногда и его полное отсутствие, нехватка обмундирования, из рук вон плохо организованное информирование общества о происходящем со стороны Минобороны, нарушение или неправильно организованная координация между разными службами внутри Минобороны, отсутствие выстроенных линий обороны и фортификационных сооружений по всей линии фронта, отсутствие хорошо налаженной связи между подразделениями и межвидового взаимодействия на передовой, отсутствие надёжных разведданных о действиях противника или игнорирование этих данных, отсутствие мер борьбы с разведкой противника, долгое принятие решений и ненужных согласований в условиях быстро меняющейся оперативной обстановки на фронте. И вот тут-то и оказалось бы, как в 1941 году, когда немцы очень быстро дошли до Москвы. Другими словами, проблемы эти все не новые. И всё это уже было в том же 1941 году. Только тогда противник обрушил на нас всю свою мощь сильнейшей армии в Европе на тот момент, и на нашей территории. А сейчас все эти проблемы вскрылись при проведении достаточно щадящей спецоперации на территории сопредельной Украины. И в этом — достаточно позитивный нюанс.

Многие эксперты сегодня не исключают, что в будущем, причём в недалёком, в отрезке 3-5 лет, у нас может быть прямое столкновение с войсками НАТО на территории Европы. Тут дело в том, что после решения проблемы Украины, а эту проблему Россия неминуемо решит, решит полной победой над украинским нацизмом, настоящая драма развернётся уже на территории самой Европы. У нас на историческом горизонте — развал ЕС, а это равно — переделу Европы. Пример Польши, которая уже начала требовать репараций, вспоминать про свои территориальные претензии к соседям — лишь первый и далеко не последний сигнал этих процессов. И эти процессы только впереди. К этому моменту у нас должна быть действительно сильная армия, работающая как часы, без всяких сбоев, ошибок и проблем, и не на бумаге, не на выставке, и на полигоне на учениях, а на деле. Поэтому то, что эти ошибки управления, координации, взаимодействия и инфообеспечения вскрылись сейчас, даёт нам прекрасную возможность их сейчас и решить, навести порядок и быстро перестроиться ещё до того момента, когда в будущем это станет действительно критичным.

Для решения этих проблем не следует никого расстреливать, устраивать охоту на ведьм и заниматься шельмованием, упадническими настроениями и пораженчеством. Это плохой путь, который действуют только на руку нашим врагам, которым наши ошибки — бальзам на их раны, которые кстати им нанесла наша армия, не стоит этого забывать. Тут нужно спокойно, вдумчиво, грамотно решить эти ошибки, именно решить, устранить, на практике это сделать. Можно орать везде сколько угодно, что всё пропало, но тут главное — а делать то что? Нужно делать, нужно конкретно делать дело, занимаясь перестраиванием управления, взаимодействия, и извлекать опыт из этих ошибок. Да, виновных нужно выявить и наказать, это неизбежно. Но главное, опять же, не в наказании виновных. Главное в том, чтобы виновные больше не занимались тем, чем они занимались. Главное, чтобы всё делали другие люди на тех направлениях, где были допущены ошибки. Заменить кадры, назначить других людей, изменить меру ответственности этих людей.

Вот приведу один пример, который у всех перед глазами. Все уже слышали об отставке замминистра обороны по тылу Дмитрия Булгакова, и назначении на его место генерала Мизинцева. Этот пример очень красноречив не тем, почему в отставку был отправлен Булгаков, а тем, почему назначенный на его место хороший и профессиональный снабженец Мизинцев — руководил Национальным центром обороны, проводил брифинги по биолабораториям США? Вот объясните, кто-нибудь в Минобороны, почему у вас снабженец руководит центром обороны, а в снабжении в этот момент — полный швах. И как только «петух клюнул», его сразу и поставил на должность, которая отвечает за снабжение, и которой он соответствует ввиду своей компетенции. А почему его раньше туда не поставили, если он хороший снабженец? И почему хороший снабженец руководил не снабжением армии, а центром управления обороны, который является по сути координационным информационным центром внутри ведомства. 

Таким образом, вскрывшиеся проблемы в Минобороны — они вот в этом. Часто люди там находятся не на своём месте, из-за этого на определённых метах находятся люди, не обладающие необходимыми компетенциями. Если у вас на месте бухгалтера находится завхоз, а на месте завхоза — дворник, то всё предприятие будет работать несколько неправильно. Да, может завхоз на месте бухгалтера и будет всеми силами стараться соответствовать своей должности, пытаться что-то делать, научиться быть бухгалтером, но у него нет нужных навыков. А тут война пришила, как всегда неожиданно. 

Поэтому тут нужна, для наведения порядка, политическая воля тех, кто обладает нужными компетенциями уже в этом вопросе, а это — Верховный главнокомандующий. Не нужно никого расстреливать и шельмовать, нужно просто привести всё в должное соответствие. Нужно снять людей с занимаемых должностей, если они этим должностям не соответствуют, а если соответствуют и проявляют при этом халатность, попустительство, то вот тогда и наказывать. А потом, с помощью уже компетентных людей, перестроить и всю систему управления, взаимодействий. Тогда все эти ошибки разрешатся очень быстро, так как весь необходимый ресурс для успешной деятельности у Минобороны есть.

Telegram

текст: Александр Точка Издание Tochka Zрения Рекламодателям — реклама в TZ


Get real time updates directly on you device, subscribe now.

Наш сайт использует файлы cookies. Если вы с этим не согласны - покиньте сайт Ок Подробнее

Top.Mail.Ru